00:09 

Господи, мне тяжело жить!

.Anel
Меня пугают люди с ненормальным смехом. Таким, от которого мурашки по коже. Я не знаю, это на подсознательном уровне, просто сразу как я слышу эти рыдания шакала с привываниями, мне хочется зажать уши и бежать, бежать, бежать без оглядки. Или просто дать в морду источнику этих душераздирающих звуков, чтобы он перестал насиловать мне мозг. Но в наше время пропагандируется свобода самовыражения, поэтому каждый может гоготать как он захочет. И кто-то там наверху явно решил учить меня терпению и толерантности, потому что последнее время подсовывает мне для общения людей с ну просто чудовищным смехом. Причем, я вынуждена с ними пересекаться и никак не могу избежать этих малоприятных для меня встреч. Начнем с моего напарника по SHS проекту. Я уже давно перестала задаваться вопросом почему, будучи на четвертом курсе в политехе, на факультете о науках о жизни и биотехнологиях я должна писать проект на тему “Норвежские корни в творчестве Грига” (да-да, того самого, композитора). Вообще я поняла одну вещь: хочешь начать ненавидеть композитора – начни писать проект про него. Так вот, молодой человек (если так можно выразиться), который пишет со мной проект на вышеуказанную замечательную тему – это просто какой-то сгусток вещей, которые заставляют меня чувствовать себя некомфортно (мои друзья французы сказали бы “qui me perturbent”, очень точное слово). Он является обладателем отменного экземляра замогильного хохота. И будучи по жизни человеком очень оптимистично настроенным и пребывающим большую часть времени в радужном настроении, он, естественно, очень, ну просто очень, любит посмеяться. С ним я чуствую себя просто королевой юмора какой-то (Елена Степаненко или Елена Воробей, как хотите). Просто я теперь действительно начинаю понимать ощущения Петросяна и Ко, когда ты говоришь вроде бы абсолютно несмешные вещи, а в ответ тебя окатывают ржанием и гоготанием. Мне, конечно, очень льстит такое внимание к моему чувству юмора, но всему же есть пределы. Если раньше, я действительно могла пошутить, когда мы работали над проектом, то сейчас, я пытаюсь избежать этих изливаний животной радости как могу: я сижу с кислой миной, я НЕ шучу (вообще! ни-ни), я не улыбаюсь, только сухие четкие комментарии по работе (истинный солдат Джейн). Но нет, он ржет, господа, все равно ржет, находит над чем. И выдает мне заряд своего убийстевенного смеха, с пристоныванием и “и-го-гоканьем”. Плюс ко всему он обожает меня трогать… Нет, подождите ржать, дочитайте сначала, я плохо выразилась! Я являюсь истинным примером мизантропа чистейше воды, мне некомфортно когда незнакомые (или малознакомые) люди подходят ко мне слишком близко. Это не значит, что я должна выдерживать вокруг себя “save space” в 2 квадратных метра, чтобы не начать рыдать и в панике выдергивать волосы на всех местах, но все же когда человек приближается к тебе так, что ты буквально его дыхание чувствуешь – это слишком. Я знаю, что есть люди у которых личное пространство больше, есть у которых оно меньше, так вот мое личное пространство должно быть достаточно большим, чтобы я чувствовала себя комфортно с МАЛОЗНАКОМЫМИ людьми. Но мой напарник по SHS не хочет этого понимать! Точнее он видит, что я как-то не своей тарелке себя чувствую, поэтому изо всех сил старается меня подбодрить и… либо ржет (подбадривание дай Боже!) или… похлопывает меня по плечу. О! В этом деле он настоящий профи. Меня наверное никогда в жизни (за все 22 года), суммарно, не трепали столько раз за плечо, сколько этот молодой человек проделывает за одну нашу встречу. И это – его главная ошибка. Я ненавижу когда меня трогают!!! Опять же, незнакомые люди. Неважно, будь то прикосновение к руке, к волосам, к плечу. Когда это неумышленно происходит, в транспорте там, никаких проблем, но когда специально - меня прямо наизнанку переворачивает. Я воспринимаю это как насилие над личностью. Я тебя не трогаю, и ты меня не трогай. Не лапай меня, блин!!! Я таких людей, которые тебя, после пятиминутного знакомства пытаются по голове погладить, про себя считаю маньяками, которые по ночам трупы разделывают, не меньше. Практически что бы я ни сказала, в ответ я получаю похлопывание по плечу. Я даже уже разработала некую классификацию: бывают потрепывания ободряющие, бывают извиняющиеся, бувают заговорческие, бывают поощрительные. А я в этот момент обычно сижу вся сжавшись, изо всех сил пытаясь утихомирить рефлекс “дать в морду”, и думаю об англичанах, которые разговаривают стоя на расстоянии двух метров друг от друга, и никого это не напрягает, это менталитет такой, и никто не удивляется. И вот я думаю о них, об этих милых англичанах, и как я хочу к ним… Благо проект мы должны сдать через две недели, потом еще немножко потерпеть, так как надо будет сделать презентацию и… все!!! Мои многострадальные плечи смогут отдохнуть.

Но вернемся к смеху, с которого я начала. Собственно человек натолкнувший меня на написание всего этого – это чувак, работающий в соседней лаборатории с моей. Еще один экземплярчик для кунсткамеры, со своим фирменным рыдающе-завывающим смехом. У него есть одно главное заблуждение, можно сказать даже заблуждение всей жизни: он считает себя остроумным. Поэтому он сыплет “шутками”, беспрестанно, а чтобы как-то сигнализировать окружющим где кончается одна шутка и начинается другая, чтобы, как говорится, обозначить некие антракты между осколками собственной искрометности, он ржет. Я думаю, что в джунглях он точно не пропадет. Ему достаточно засмеяться, и вся фауна сбежится на его зов. В его смехе есть все: рыдание голодной гиены, поскуливание шакала, взвизги обезьян, плачь одинокого розового фламинго, зев уставшего гиппопотама. Своим смехом он как бы говорит джуглям: “Я с вами одной крови! Со всеми!” При этом он еще и являет собой пример гетеросексуала чистой воды. Его интересеуют только девушки, поэтому когда он является в нашу лабораторию вся его искрометность направлена на нас, бедный несчастный женский пол. Очевидно девочек из своей лаборатории он уже настолько достал, что они пригрозили ему физической расправой, поэтому он проецирует свое "чувство юмора" и на нашу лабораторию и регулярно наносит нам визиты. Главная стратегия - как с пьяными, главное не улыбаться, а то эта реинкарнация Петросяна примет это за ободрение и сигнал к действию, потом его уже не оствановить. Если честно, не улыбаться над его шутками (даже не знаю, применимо ли это слово в данном случае) - проще простого.

К чему я это все написала? Просто меня пеня пугают люди с ненормальным смехом. И что-то их становится все больше и больше вокруг меня.

URL
   

Мое отражение

главная